Корзина
597 отзывов
Скидки для постоянных клиентов магазина! Ознакомиться
+380
95
551-88-28
+380
98
434-10-22
+380
63
556-26-21
УкраинаКиевПетропавловская Борщаговка, улица Мира, 15А
Корзина
Наличие документов
Знак Наличие документов означает, что компания загрузила свидетельство о государственной регистрации для подтверждения своего юридического статуса компании или физического лица-предпринимателя.
Велопоход четырех украинских туристов по Мадагаскару. Осень 2017. Часть 3

Велопоход четырех украинских туристов по Мадагаскару. Осень 2017. Часть 3

Велопоход четырех украинских туристов по Мадагаскару. Осень 2017. Часть 3

На фото торговля древесным углем в каком-то населенном пункте возле Андасибе.
Про добычу, точнее производство древесного угля на Мадагаскаре, стоит сказать несколько слов. Население острова с огромным энтузиазмом уничтожает остатки леса, которые не взяты под охрану в национальных парках. В последних, кстати, с браконьерами тоже не все «слава богу». Я у гида спрашивал.
Так вот, как добывают уголь, мы увидели раньше, чем приземлились в Тане. Еще с высоты в несколько километров было заметно немалое количество больших и маленьких дымов в гористой местности. Как стало понятно позже, это коптили ямы с древесиной. Малагасийцы складывают срубленный лес в ямы, где он тлеет при ограниченном доступе воздуха. В общем принцип технологии производства угля, одинаков во всем мире. Но здесь это делается самым примитивным способом.
Такие ямы-печи встречались нам повсеместно. Вероятно уголь очень востребован и мальгашам без него никак. Углем торгуют везде. На фото ниже мужчина с подростками тащат телегу с углем из леса к себе в деревню. Подозреваю, что это школьный учитель, делает заготовки угля для деревенской школы, а пацаны – учащиеся этой школы.

Кстати, в том месте, где мы объезжали пески по указанной местными тропе, был продолжительный участок, который вероятно в недавнем прошлом был лесом. Причем было похоже, что лес местные жители случайно спалили целиком, не успев переработать на уголь. Об этом говорило огромное количество углей в песчаной почве и обгоревшие остовы деревьев среди молодого кустарника.
Вот такая ситуация на Мадагаскаре с лесом и углем. Так что, те кто хочет успеть погулять по девственным дождевым лесам где-нибудь в Масоале или возле Андасибе, сильно не затягивайте.

В тот день вымотались и сверив расстояние, которое оставалось до Мананары, решили искать ночевку не доезжая до этого города. Темнело в 6 вечера и уже в пять нужно было бы где-то становиться лагерем. Но деревни в том районе настолько густо расположены, что найти уединенное место возле моря для ночевки, никак не удавалось.
В итоге решили ехать все же в Мананару. Доезжали трудно. Фактически уже по темноте.

Городом конечно этот населенный пункт назвать трудно. Даже не знаю, с каким районным центром его можно сравнить у нас. Прежде всего на нас произвел впечатление сам въезд в этот городишко. Дорога такого типа попадалась и раньше во многих местах. То есть вымытый и выезженный за многие годы тоннель в грунте. Но здесь это был парадный въезд в город, который можно рассмотреть на карте страны. Женя Ушаков увидев это, назвал Мананару «жопой мира».  И в чем-то был прав.

Снимаю шляпу перед нашим автодором. Чуваки, вы все-таки не успели еще довести наши дороги до такого состояния, как на Мадагаскаре! Был не прав!
Вьехав в центр этого замечательного поселка на берегу Индийского океана, с подсказкой местных нашли отель. Он назывался «Vanili Hotel» или как-то так. Здание было двухэтажным и являло собой образчик архитектуры колониальной эпохи. Думаю оно и было обителью какого-то колониста-француза, лет так 70 назад. На балконе второго этажа, прямо возле стойки рецепции, располагался ресторан. Или кафе. 
Мы были единственными белыми постояльцами и посетителями кафе. Местные также приходили в это кафе, что-то ели и пили. Молодые люди приводили своих дам на романтический ужин. В общем мы попали в центр светской жизни Мананары.
Вода в номерах была. Но текла как-то очень неуверенно, поэтому приходилось пользоваться ведром, чтобы нормально обмыться или сходить в туалет. Чуть позже вода пропала вовсе, а персонал стал таскать по комнатам полные канистры. Видимо где-то кончилось электричество для насосов, но администрация всегда готова к такому обороту дела.
Пришли в ресторан и заказали цыпленка под каким-то соусом. Цыпленка готовили очень долго, но он оказался изумительно вкусным. И это был не бройлер, а настоящая деревенская курица. Я даже допустил, что при получении заказа, повар посылает помощника на улицу, поймать цыпленка. Они там, на улицах Мананары, водятся в изобилии, шарахаясь из под колес и из под ног прохожих.
Этот день оказался последним погожим днем нашего велопохода. Ночью с моря что-то сильно дунуло и пошел ливень. Ураган где-то что-то оборвал или сломал и после этого электричество в Мананаре закончилось вовсе. Надежда подзарядить аккумуляторы и пауэр-банки, рухнула. Даже телефоны зарядить не успели, а отсутствие солнца в ближайшие дни, тоже не позволяло это сделать от солнечной батареи, которую нам дал с собой Юра Гриневич, в качестве бесплатного подарка от его «Велостраны». Связь с Родиной была временно утрачена.
Итак, утро. На улице льет и в городе нет электричества. Похоже, что местных жителей отсутствие энергоснабжения ни капли не смущает.  Жизнь на улице бьет ключом. Даже под дождем. Все куда-то идут, едут и что-то друг другу продают. Улица – сплошной базар. 
Мы попросили повара пожарить нам яйца, которые так долго выторговывали накануне вечером. Дружно умолотив яичницу и выпив чудесного кофе, стали держать военный совет. 
Женя с Аней накануне решили плыть из Мананары в Мароанцетру лодкой по морю. Пресытившись песками, им хотелось больше внимания уделить национальному парку Масоала. Я собирался добраться в Мароанцетру велосипедом, т.к. это было для меня вопросом почти принципиальным, ну и парки меня меньше интересовали, чем сам задуманный много лет назад маршрут. Юра Силюков поколебавшись, решил все же ехать со мной.
Но опять местные реалии не позволили нам расстаться. Женя съездил в порт или в то место, которое там зовется портом и узнал, что никаких рейсов в Мароанцетру в ближайшие дни не будет.

Честно скажу, что это обстоятельво тогда немало меня обрадовало. «Нас четверо, еще пока мы вместе! И дело есть и это дееелоо чести!» - напевал я про себя строки из незабвенного кинофильма, тем пасмурным и дождливым утром))
Нашли лавку с крепежем и болтами. Отремонтировали окончательно юрину педаль, закупились продуктами для борща на вечер и под дождем двинулись в путь.

Я не уставал всем обещать, что оставшиеся 120 километров, будут легкими и совсем не такими, как те что остались позади. Сам не ведал, что говорил…
Миновали окраины этого чудесного места и выехали к очередной переправе через широкую реку. Дождь лил как из ведра и не думал прекращаться. Но он был теплым и под ним реально было вполне комфортно жить. Это я ощутил в ближайшие дни. Целый день ходишь и едешь в мокрой футболке и шортах и не ощущаешь какого-то дискомфорта. Как и все люди вокруг. Если выходит ненадолго солнце, то довольно быстро все сохнет. Ну а нет – так и не надо. И так нормально живется. Единственное, что доставляло неудобство – постоянно затекающая на глаза вода. Но меня от этого спасала шляпа с полями, купленная в Таматаве. И ребята мне откровенно завидовали.
На самом деле дождь оказал нам еще одну услугу, значение которой трудно переоценить. Он обильно смочил водой песок на дороге. От этого он стал более плотным и укатанным. По пескам, бывшим еще вчера в довольно рыхлом состоянии, нам удавалось ехать вполне быстро.

В тех местах, где дорога отходила от побережья, грунты становились глиняными и раскисшими. Но все-равно, до наших украинских черноземов им очень далеко. И ехать по ним во время дождя вполне реально. 

Снова реки, речки и мостики, какие-то гати и бамбуковые плоты, перетаскиваемые на другой берег по веревке. Иногда дождь пускался с такой силой, что все же останавливались в деревне под каким-нибудь навесом и пережидали когда вода перестанет в таком количестве  падать с небес. Вместе с нами под навесом скапливались и местные пешеходы. Видимо и им было некомфортно такое обилие низвергающейся влаги.
Вообще на этом участке в некоторых местах велись работы по строительству и восстановлению долговременных мостов из бетона и стали. Присутствовала техника, забивались сваи, заливался бетон и т.д.
Вечером, преодолев какой-то перевал по каменистым грунтам, скатились к широкой реке. На другой стороне водной преграды, прямо на скале, как-то боком, в неестественном положении, лежал большой паром для перевозки автотранспорта. Корма его уходила под воду. Стало понятно, почему мы не встретили здесь ни одного автомобиля. Следом за нами к переправе подкатил на мотоцикле человек в строительном шлеме. Парень оказался местным инженером-мостостроителем и прекрасно владел английским. Учился в свое время во Франции, бывал и в других европейских странах. Сюда был командирован какой-то строительной компанией. 

За переправой, миновав еще одну деревню, уже в сумерках, нашли пристанище на пляже за скалой. Дождь то прекращался, то начинался вновь, поэтому в итоге для трапезы собрались в моей палатке.
Борщ снова удался, спасибо кулинарным талантам Юры Силюкова! В последние дни на ужин применяли ром «Dzama», это мадагаскарский напиток, который мы распробовали еще в кемпинге Джорджа. Отменная штука! По возвращению спрашивал о нем в специализированных магазинах, но там даже не слышали про такой.
Следующий день начался обнадеживающе, проблесками солнца сквозь тучи. Но как-только выбрались на дорогу, снова ливануло не на шутку. В этот день нужно было уже доезжать до Мароанцетры. Ливень сменился довольно жарким солнцем. Въехали в какой-то длинный населенный пункт. Еще до него обратили внимание, что попутно с нами движутся просто толпы молодежи. И одеты они были как-то по праздничному, красиво и опрятно. Неужели все идут на церковную службу? Объяснение увидели в центре поселка, а услышали еще раньше. По этим местам гастролировала поп-звезда SISKA и остановилась с концертом именно здесь. В поселок со всех сторон стекались люди. Преимущественно молодые люди и подростки. Их было много. Очень много! Такого скопления людей мы не видели больше нигде на Мадагаскаре. Поражало – сколько же людей живет в сельской местности!

Сам концерт Siski и еще какой-то молодежной группы, проходил прямо под открытым небом, посреди майдана у церквы. Тарахтели генераторы, звучали электрогитары и синтезаторы. Организаторы кое-как отгородили и завесили «концертный зал», чтобы не заплатившие за вход, не могли бесплатно наслаждаться видом поющей поп-дивы. Концерт состоял из нескольких сеансов, так как невозможно было спеть за один раз для всех желающих. 
В общем Филипп Бедросович нервно курит в сторонке. Его малагасийские коллеги умудряются косить немало бабла даже в сельской глубинке.  
Некоторые, изрядно подвыпившие молодые парни, тусующиеся на улицах то там, то здесь, что-то кричали нам, увидев ваза на велосипедах. Непонятно было, то ли это что-то агрессивное, то ли просто бухой дурак радуется встрече с нами. Но задерживаться рядом с такими компаниями не хотелось. 
В целом заметил, что бухать у мальгашей не получается. Напиваются быстро и пьяного видно издалека по очень активному и неадекватному поведению. Правда агрессии от таких пьяниц никогда не встречали. И явление это нечастое.
Последние десятки километров перед Мароанцетрой, проходят по песчаным грунтам. Сперва они весьма накатаны и ехать по ним получалось довольно быстро. Но ближе к городу, они опять становятся рыхловатыми. Это реально выматывало.

Остановился у деревянного щита, вещающего о том, что мы въезжаем на полуостров Масоала. 
Откуда ни возмись, меня окружил десяток мальчишек и девчонок лет от шести до десяти. Привычное «Сали ваза!» и восторженный интерес. Я что-то говорю им в доброжелательном тоне, но угостить реально нечем. Детишки щупают велосипед и баул, а один пацаненок даже пощупал мою руку. И все время улыбаются! Эти неподдельные и искренние детские улыбки!... Детская непосредственность и любопытство нас просто подкупали. 
Наверное дети одинаковы на всей планете, но у нас детвора не носится толпами по улицам, не щупает прохожих с темным цветом кожи и не кричит им «Салют тебе, чужеземец!»)))
Сам город произвел еще более негативное впечатление, чем Мананара. По сути, это была большая деревня с очень погаными дорогами. У реки, впадающей в этом месте в океан, расположен так называемый порт. Небольшие суда с мелкой осадкой заходят в устье реки, где можно укрыться от ветра и волны. Суда покрупнее стоят на рейде у острова Мангабе. 
На реке кое-где есть пирсы для швартовки судов. Но в основном катера и баржи, сбрасывают трап просто на берег.
Остановились в бунгало в центре города. Единственный приличный отель у порта, отпугнул своими весьма нескромными ценами.
Уже наученные проживанием в бунгало у Джорджа, мы с Юрой решили не искушать судьбу и сразу поставили палатки прямо внутри домика. Точнее внутреннюю спальную часть с москиткой. Он прямо на двуспальной кровати, а я свою на полу.  Тесное знакомство с насекомыми не входило в наши планы.
Ане с Женей было проще, в их бунгало над кроватью имелся балдахин из москитной сетки.
Помылись и пошли искать, где можно поужинать. Тут стало совсем грустно. Тем кто окажется в этом замечательном городке, могу посоветовать сразу отправляться в ресторан при отеле в порту. Это единственное приличное место, где можно неплохо и относительно недорого покушать в вечернее время.  С утра же можно обнаружить весьма недурную кухню в заведениях попроще и в разы дешевле, прямо на центральной улице. Она там одна. Ориентируйтесь на заведение, где много прилично одетых посетителей из местных. Там кормят вкусно и очень недорого.
Теоретически у нас оставалось в запасе три дня для посещения национального парка Масоала. Но прежде чем отправиться туда, нужно было решить вопрос с эвакуацией в Таматав. 
Обратно, еще дома, мы запланировали добираться морским путем. Из Лонели Планет была получена информация о регулярных рейсах по морю из Мароанцетры в Ивонго и Таматав. Руководствуясь ею и были построены планы. Правда там, в одной теме, где это обсуждалось, была маленькая, но очень важная оговорка, о том что рейсы зависят от штормов.
Вот здесь наш ждал очень неприятный и довольно неожиданный сюрприз.
Аня и Юра остались переждать дождь в ресторане, а мы с Женей поехали в офис главного перевозчика по морю, чтобы уточнить вопрос с возвращением в Таматав. Женя, как я уже говорил, был единственным из нас, отлично владевшим английским. Впрочем тут его английский был почти бесполезен.
В офисе нам сообщили что никаких рейсов в ближайшие три дня не планируется из-за шторма на море. 
Три их корабля сейчас стоят в Ивонго и ждут погоды. На вопрос, что будет через три дня, вразумительного ответа тоже не было. 
Причем происходило это все так. 
Мы входим в офис, там две девушки и парень. Девушки выписывают какие-то бумаги посетителю. Мы спрашиваем, владеет ли кто-то из присутствующих английским. Девки, переглянувшись показывают на парня. Излагаем суть. Тот смотрит на нас и явно мало что понимает. С третьего или четвертого раза начинает что-то бурчать себе под нос. Из бурчания улавливаются отдельные английские слова. Еще промучавшись минут пять, понимаем, что никаких рейсов нет и не будет. Задаем вопросы о возможных вариантах, о том когда вернутся их корабли из Ивонго, об конкурирующих организациях. Чувак что-то бурчит и начинает заниматься своими делами. 
Сперва думал, он что-то хочет уточнить в своих расписаниях, может быть куда-то позвонить. Но нет! Он забыл о нас. Тот факт, что мы с Женей торчим перед его столом, клерка никак не смущает. Торчим- значит надо нам так. Может быть дождь пережидаем, может просто нам здесь удобно стоять. Мы ему совершенно не мешаем. Поняв это, еще раз напоминаем о своем присутствии и цели нашего визита. Клерк явно озабочен. Что-то снова начинает бурчать…
Выходим из офиса крайне расстроенные, так как понимаем, что планы на посещение национального парка рушатся из-за необходимости срочно решать вопрос о том, как отсюда выбраться.
Льет дождь. Едем в аэропорт. Там узнаем, что офис тоже в городе. Возвращаемся в город. В офисе авиалиний нам сообщают, что единственный рейс в Тану, на который можно купить билеты, вылетает аж 9 ноября. Нет, не подходит, вылет из Таны 8-го ноября.
Едем в ресторан, где нас ждут Аня и Юра. После совета, все вместе едем все-таки в офис нацпарка Масоала, чтобы узнать о возможных экскурсиях. 
Все экскурсии рассчитаны на три и более дней. Путь не близкий. На один день можно сплавать только на остров Мангабе.
Возвращаемся в ресторан. Дождь не прекращается. Если сейчас здесь столько воды льется с неба, то что же тут происходит в разгар сезона муссонов?...
Решили пройтись просто по всем судам, стоящим у берега, чтобы пробить какую-то информацию о рейсах в Ивонго. На какой-то небольшой самоходной барже команда грузит ящики с пустыми пивными бутылками. Излагаем одному из матросов наш вопрос. Парень отвечает, что отправляются они завтра, Обнадеживающе улыбается и говорит, что сейчас спросит у капитана. Вдогонку парню я кричу, что нам не нужна каюта. Нас устроит любое место на палубе. Пока его нет, в порыве энтузиазма показываю матросам, как ваза умеют грузить ящики с пустыми бутылками. 
Матрос возвращается и говорит, что капитан может доставить в Таматав только наши велосипеды, людей везти не позволяет какая-то карта. 
Ладно, друг, спасибо. Пойдем дальше.
Еще какой-то кораблик отправлялся в Мананару сегодня вечером. Как выбираться оттуда, непонятно. Ехать своим ходом по тому же маршруту, никто из нас не хотел. Да и не оставалось времени.
Наконец на каком-то суденышке, подуставшего вида, под названием «Саванна 3», матрос сказал что вроде бы завтра должен быть рейс. 
-«Окей, как найти вашего капитана?»
-«Он скоро должен быть, придите к двум часам»
Приходим в два и ждем до половины. Его нет. Спрашиваем у какой-то девушки, командующей на складе, где можно найти кэпа «Саванны»?
Та неопределенно машет в сторону какого-то «шанхая» на острове на реке. Где его там искать, ума не приложу. 
«Когда капитан должен прийти на корабль?»
-« В девять вечера»
-«Окей. Мы будем в девять»
Идем обратно в ресторан. Не представляю, где тут еще можно коротать время в ожидании прекращения дождя. И вообще в ожидании чего-нибудь в этом унылом городишке. Безделие явно угнетает. Уж лучше бы крутить по пескам…. И тут меня осеняет!...
«Стоп! Ребята, у меня есть мысль! Пошли обратно на «Саванну».
Возвращаемся и спрашиваем:
-«Милая девушка, скажите, а что нужно сделать, чтобы уплыть завтра на «Саванне» в Таматав?»
-«Купить билеты» - преспокойно отвечает мальгашка и продолжает заниматься своими делами.
-«А где можно купить билеты?»
-«У меня»…
Немая сцена и взрыв хохота. Мальгашка явно не понимает, что так развеселило этих ваза. 
Ни у кого из присутствовавших на пирсе мальгашей, во время нескольких наших визитов,  не возникло вопроса, зачем мы ищем капитана..  Ну ищем и ищем. 
«Этим ваза нужно в Таматав и они ищут капитана. Черт знает, что на уме у этих белых. Если бы им нужны были билеты – они бы их купили. А они спрашивают капитана.. Остальное не наше дело»  Какая-то такая логика.
Билеты оказались трех видов. Эконом, бизнесс-класс и вип класс. Эконом был уже распродан, купили бизнесс. Дополнительно заплатили за велы.
Явно, стоявшее у пирса суденышко не было рассчитано на перевозку пассажиров в бизнесс-классе.
Девушка пояснила, что паром «Саванна 4», на который продаются билеты, стоит на рейде у острова Мангабе, так как его размеры не позволяют войти в реку. 
«Аааааа, вот оно что!»
В порт попросили прибыть к шести утра. Успокоенные покупкой билетов, возвращаемся в ресторан. Делать в Мароанцетре абсолютно нечего. Женя с Аней перебираются в дабл недешевого отеля в порту, а мы с Юрой пока что устраиваемся в ресторане и заказываем жареные бананы. Они здесь весьма не дурны.
Вечером, после ужина, мы с ним поставили палатки во дворе отеля, с разрешения администрации. Заплатили за это всего по пять тысяч ариари.

Утро. Дождь льет как из ведра.  На пирсе собралось немалое количество народа, половина, как выяснилось потом, была провожающими. Под навес все не помещаются. В шесть ничего не происходит, в 6.30 тоже. Ждем. Все присутствующие тоже терпеливо ждут, никто не проявляет признаков нетерпения и беспокойства... Какой спокойный и невозмутимый народ!))
Наконец приходит катер с двумя моторами по 200 лошадок каждый. Грузчики начинают грузить багаж. Свои велы мы заносим сами. Одна ходка занимает минут сорок. Все ждут. Под дождем. Даже дети на руках не плачут.
Наконец на третью ходку багажом загружают лишь половину катера. Выходит наша вчерашняя знакомая, высокий негр держит над ней зонт, а она начинает зачитывать список пассажиров, которых приглашают проследовать на борт. 
Мы приготовились ждать дальше, но тут замечаю, что девушка никак не может прочитать какое-то сложное имя. 
-«Ребята, это кажется меня». Точно, одно за другим, девушка коверкая произносит наши фамилии и имена. Мы залезаем на борт. Именно залезаем, перелезая через какие-то тюки и железяки, которые кто-то везет в Таматав. Обнаруживаю, что на палубе, в пассажирском отсеке под ногами полно воды. Катер взревел навесными моторами и попер по реке. Вот показался океан и линия прибоя. Мы прем прямо на нее. Ищу глазами то место, где должен быть проход через косу, прорытый земснарядом или что-то похожее. Нет такого..
Наконец катер замедляет ход, его нешуточно подкидывает и он как-то очень натужно ревет моторами. 
«Похоже мы переваливаемся через косу»… Если бы я много раз не делал тоже самое на Азовском море, то не обратил бы на это внимания. Но вот перевалили и пошли, прыгая по здоровенным волнам на остров Мангабе. Как только достигли его акватории, волна стихла. Там был почти штиль. Остров закрывал стоянку от ветра и волны со стороны океана.

Как остальные суда, находившиеся в порту, выходят в море, я так и не понял. Но должен быть какой-то фарватер.
На пароме был бар и холодное пиво. В салоне бизнесс-класса висела плазма, по которой крутили клипы малагасийской попсы. Кстати у меня большие сомнения, что на Мадагаскаре существуют какие-то еще стили в музыке. Ни разу не слышал.
Наконец доставили на паром и всех остальных пассажиров эконом класса. 
Юра пошел побродить по кораблю с фотокамерой и на верхней палубе, куда вход посторонним был воспрещен, наткнулся на человека, преградившего ему дорогу. 
Человек стоял расставив ноги и явно по-хозяйски держал руки в карманах белых штанов. 
Капитан долго оценивающе рассматривал небритого чувака с камерой, что-то забывшего на верхней палубе его корабля и наконец спросил:
-«Руссо?»
-«Неа,  Ukraine»
Пауза…
-«Ukraine?! Украина?!...Одесса?!»
Оказалось капитан семь лет прожил в Одессе. Он был выпускником Одесской мореходки. Когда узнал, чем мы тут занимаемся, был крайне удивлен. Видно было что кэпу были очень приятны воспоминания о семи годах его жизни, проведенных в Одессе. 
Вскоре мы были переведены из бизнесс-класса на вип-места в самом начале салона, куда билеты стоили намного дороже. Кресла были шире и удобнее, а прямо перед нами открывался панорамный вид на море по курсу корабля. 
Путешествие на пароме продолжалось ровно сутки. Болтало нас нещадно.  Очень скоро я понял, что в положении лежа, во время путешествия по штормящему морю, живется намного лучше, чем сидя или стоя.
Сделав такой важный вывод, сперва я пытался принять горизонтальное положение в кресле, насколько оно позволяло, но затем все же перебрался на пол. На полу жилось намного комфортнее. К концу морского вояжа на пол перебрались все соседи, кроме Юры. Юра мужественно сидел, смотрел вперед и утверждал, что его не укачивает.
В пути два раза кормили и приносили бесплатное пиво. Несмотря на качку, не нашел в себе сил отказаться от еды и шарового пива. 
Сзади сидел пожилой француз с дочкой-метиской лет двадцати. Они тоже долго мучались в креслах, когда я уже давно валялся на полу. Среди ночи просыпаюсь и вижу у своего лица чьи-то загорелые ноги с золотой цепочкой на щиколотке. Девушка вытянула во сне ноги на «мою территорию». Ну ничего, я не рассист, тем более ноги были стройные и красивые))
Гугл карты показывали, что мы неумолимо приближаемся к Таматаву. Качка немного стихла, когда мы шли за островом Сент Мари, когда-то давно бывшим пиратским логовом, но как только вышли из пролива, швырять на волнах стало пуще прежнего. Наконец к часам к 8 утра подошли к порту Туамасины.
Порт был таможенной территорией и зоной погранконтроля, поэтому багаж и пассажиров вывозили отсюда отдельно. 
Попрощались и сфотавшись на память с гостеприимным капитаном «Саванны», сели в автобус и поехали в город. Велики и наш багаж остались лежать на пирсе.

Офис компании находился возле мечети. Там началось долгое ожидание багажа. Через какое-то время привезли отдельно наши велобаулы, но велосипедов все не было. 
Это была какая-то карма. По каким-то неясным для нас законам мирового бытия, в этом велопоходе постоянно должны были пропадать велосипеды. На этот раз они исчезли в порту Туамасины. Все попытки узнать, когда же мы их получим, натыкались на обещания «вот-вот их привезут». Наконец включив на телефоне французский переводчик, я направился в офис, чтобы решительно требовать немедленного возвращения велосипедов.
Мадмуазель ответственная за выдачу багажа, моментально оценила мое настроение, как только я показался в дверях. И выдала заготовку для всех подобных случаев:
-«Мсье, извините, возникла логистическая проблема». И улыбочка такая…мадагаскарская. Ну что ей скажешь, молодец!.. Какая такая проблема могла возникнуть, она и сама догадывалась. Скорее всего эту часть своей сложной работы – вывоз велосипедов, какие-то портовые грузчики отложили на после обеда. Мура-мура.
Мы были бессильны что-то с этим сделать, поэтому оставив свой номер телефона, отправились на велорикшах к Джорджу. 
Джордж встретил нас у ворот, с неизменной трубкой в зубах. Молча осмотрев нас с головы до ног, невозмутимо спросил:
-«И где же ваши велосипеды?»
 -«Джордж, вы не поверите, они снова потерялись…»
Так мы снова оказались в гостях у Джорджа. Вынужденное непосещение национального парка Масоала, решили компенсировать визитом в парки недалеко от Таматава и в районе Андасибе.
Велосипеды мы забрали вечером этого дня. У Джорджа, кстати, остановилась  молодая учительница биологии из Германии, Ребекка. Она тоже ждала багаж из порта Туамасины. Уже третий день. Вероятно, «Логистическая проблема», это одна из самых больших проблем Мадагаскара))
Когда Роберт МакГрегор увидел нас, сидящих в баре кемпинга, то первым его вопросом было «Доехали ли мы до Мароанцетры?»
-«Роберт, ну что за глупости! Мы разве могли не доехать?!»
Роберт еще больше расплылся в искренней улыбке, показал большие пальцы на обеих руках, поднятые вверх и принялся нас тискать в объятиях. Такого  пылкого проявления чувств от горячего шотландского парня, никто не ожидал. Роберт и Джордж пропустили в тот вечер вместе с нами, пару рюмашек «Dzama».
А уходившие вечером после занятий молодые учительницы, слегка офигели от такого необычного поведения своего шотландского шефа. 
До вылета домой оставалось три дня. Спланировали посещение двух национальных парков. Первый, «Иволуина», находился недалеко от Таматава и туда мы съездили на великах почти на целый день.
Второй, «Митсинджу», возле Андасибе, нам его рекомендовал Джордж.  Он же забронировал нам жилье в Андасибе, приличное и недорогое.
Вечером последнего дня в Таматаве, вышли прогуляться на его набережную. Это было воскресенье и было такое ощущение, что все население этого города, тусит на пляже. Возле порта, прямо на пляже были расположены различные атракционы. Качели, как качели, но особенность их заключалась в том, что раскручивались они в ручную, без электрического привода. Это было шоком. Особенно ловко несколько ловких и накачанных парней, управлялись с небольшим «Чертовым колесом». Это я даже снял на камеру телефона.

Возвращаясь из парка «Иволуина», мы сорвали в лесу джекфрут. Еще его называют хлебным деревом. До этого мы его ни разу не пробовали, но видели, что он повсеместно продается у дорог и на рынках. Наконец выбрав, на наш взгляд самый большой и спелый, сорвали и вытащили из леса. Джекфрут оказался слишком велик для рюкзаков, поэтому закрепили его просто сверху моего велобаула.
Реакция местных жителей, когда я проезжал мимо них с нашей добычей на багажнике, была одинакова. 
С нашим джекфрутом явно было что-то не то. Сперва в глазах мальгашей читалось недоумение, потом на их лицах появлялись улыбки, иногда переходившие в откровенный ржач.
Мы в детстве так ржали с приезжих к нам, на юг Украины, откуда-то с севера и обрывавших полузеленый абрикос-дичку, который растет повсеместно у дорог и во дворах многоэтажек.
Представьте себе где-нибудь в Запорожье, Мелитополе или Бердянске, чувака, который нарвал где-то ведро зеленой «дички» и с довольным видом везет его на велосипеде к себе домой. Примерно также мы выглядели с джекфрутом на окраинах Таматава.
Сам плод мы препарировали, долго ковыряли и исследовали, пытаясь найти в нем что-то съедобное. Некоторые из моих товарищей даже уверяли, что им это удалось. Но в конечном счете, всю эту липкую дрянь, от которой еще долго потом отчищали руки, пришлось выкинуть.
Затарившись манго и ананасами, мы покинули Таматав, в который изначально даже не планировали заезжать. Джордж с супругой лично вышли проводить нас. Распрощавшись с хозяевами гостеприимного кемпинга, мы сели на велики и поехали на автостанцию. 

За места в такси –бруссе, отправлявшемся в Андасибе, договорились накануне. Приехали в назначенное время. Наши велосипеды и велобаулы, уложили и привязали сверху. Отправление как всегда затягивалось.
Вообще такси-брусс направлялся в Тану и для того, чтобы выйти в Андасибе, нужно было все-равно заплатить полную цену доТаны. Принцип такой: платишь до Таны за место, выходишь где хочешь.
Городок Андасибе находится примерно на полпути от побережья Индийского океана в столицу Мадагаскара. Там же есть действующая железнодорожная станция, построенная вместе с железной дорогой в 19 веке. 
Ну станция – это громко сказано. Просто станционное здание. 
Один француз рассказывал нам в Таматаве, что из Таны в Брикавилль и далее в Таматав, можно добраться поездом. Дорога долгая, но весьма интересная. Расписание там какое-то очень хитрое и непостоянное. Перед поездкой я вообще имел информацию, что по ЖД пассажиров не возят, а только грузы. Но француз вряд ли нас обманывал. 

Пять часов пути и мы вышли на повороте на Андасибе.

Быстро докатили до нужной нам гостиницы. 
Здесь у нас были забронированы две экскурсии, ночная и дневная. 
Опуская подробности, расскажу, что во время прогулки по парку, нам удалось приблизиться к целому семейству индри, буквально на несколько шагов. Точнее они сами спустились к нам с деревьев, на приманку гида. Правда, это продолжалось всего несколько минут. Как только мы им надоели или что-то их напрягло, они с невероятной ловкостью удрали на верхний ярус эвкалиптого леса. 
Индри, это самые большие лемуры на Мадагаскаре. Там у них есть целая легенда, о том как индри спасли маленького мальчика.

Наверное нам очень повезло, далеко не всем туристам удается увидеть лемуров в дикой природе так близко. Однако откровенно скажу, что меня это не привело в особый восторг, также как и само посещение национальных парков. 
На Мадагаскаре мне больше запомнилось все то, что мы видели по пути из Таматава в Мароанцетру. А именно люди, их быт и необычная для нас природа. Не уверен, что многодневное посещение национального парка Масоала, которое не состоялось в виду нехватки времени, произвело бы на меня какое-то другое впечатление.  По словам гида, возле Андасибе 700 видов растений, на Масоале их 900. Другие виды лемуров и все такое.
Ну не знаю… У нас в плавнях на Днепре очень похожий лес. Только другие породы деревьев. Лабиринт проток с чистой и прозрачной водой, в которых можно заблудиться. Здесь же все ручьи и речки мутные, за редким исключением.
В парке например, гид долго нам показывал хамелеона, которого он нашел на ветке , как нечто необычное. Но мы таких хамелеонов встречали просто на улицах и на дорогах в деревнях, когда останавливались набрать воды из колодца
Ну не возбудила меня дикая природа национальных парков Мадагаскара. Или я уже просто балованный))) 

Подчеркну, что это мое личное, весьма субъективное мнение, очень отличающееся от мнения моих товарищей по походу. 
На самом деле, остров огромный, с совершенно разными климатическими зонами. Думаю каждый ищет на нем то, что ему нужно. И находит)))
Однако еще раз замечу. Когда-то давно читал чей-то отчет про Мадагаскар. Так человек написал, что самое главное, ради чего следует ехать на остров – это люди. И в этом я целиком с ним согласен.
Для трансфера в аэропорт, мы заказали то же авто, которое нас встречало. Предварительно договорились по телефону. Однако хозяин гостиницы, которую Джордж забронировал нам в Андасибе, предложил намного более приятную цену трансфера вТану.
Мы решили отказаться от первого, что и сделали. Когда Женя за сутки набрал номер тех чуваков и сообщил им, что планы у нас изменились, то в ответ услышал, что мы должны заплатить неустойку 50%!!!, так как «водитель уже в пути.»  Напомню, ехать там часа три от силы.
Это нескромное и наглое требование мы оставили без ответа. Но такое искреннее желание срубить бабла с туристов, во что бы то ни стало, меня возмутило.
Стоит отметить, что и тут не прошло все гладко. Во время вечерней трапезы к нам подошел не очень трезвый хозяин гостиницы, с которым мы передоговорились за трансфер и попросил заплатить 50% наперед, мотивируя требование необходимостью «отвезти деньги водителю, чтобы он заправился». Запахло чем-то мутным. Просящему денег не дали и объяснили, что «в нашей стране так не принято» и что деньги будут завтра утром, как только мы увидим транспортное средство, готовое нас везти. Чувак распсиховался, сказал что раз так, то «ладно, он заплатит свои». Одним словом такой оборот нас немного напряг и мы стали разрабатывать альтернативный вариант, на всякий случай.
Но, к нашему облегчению, нервничали зря. Протрезвевший хозяин наутро мило улыбался и машина приехала вовремя.
После завтрака загрузились в старенькую «маздочку» и тронулись в путь. Снова преодолели 1600-метровый перевал и часа через три въехали вТану. Долго пробирались через сплошной «шанхай» на улицах города и наконец прибыли в аэропорт.

После трехнедельного пребывания на Мадагаскаре, такое количество белых людей в одном месте, было очень непривычно))
Разобрали и упаковали велосипеды. Чувствую, что-то меня «колпашит». Такое ощущение, что растет температура. Точно растет…Не хватало еще этого!
Перед рамкой всех пассажиров просят заполнить какие-то бумажки о том, что они здоровы и не болеют чумой, потом меряют «пистолетом» температуру тела. 
Думаю, «даже если это какая-то зараза, буду лечить ее у же дома», честно пишу что совсем здоров, никогда «не было температуры» и иду «на пистолет». Пропускают… Вроде все путем.
Ощущение повышающейся температуры отпустило после посадки на Маврикии.
Сперва думал, что быть может это слабый  приступ малярии. Но до сих пор живу без изменений. Ничего больше не повторялось, нигде не проверялся. Может продуло у окна в «Мазде», по дороге в аэропорт.

Женя с Аней улетели в Харьков. Мы сидим с Юрой в аэропорту Ататюрка и пьем чай по два доллара. Странное дело, такое чувство, что находимся не в Стамбуле, а в Днепре, в 100 километрах от родного Запорожья.
Вокруг цивилизация, плазмы и эскалаторы… А совсем недавно вокруг нас были пальмы, хижины из равеналы и почти бесконечная дорога вперед, навстречу неизвестному. 
В аэропорт нас приехал встречать приятель. После его вопроса «Ну как?»,  возникла небольшая пауза. Потом нас обоих «понесло». Начинаешь рассказывать и понимаешь, что часа времени, ответить на вопрос «ну как?» не хватит. 
Нужно писать отчет.
 

Рost Scriptum  
Морозным январским вечером набираю телефон Юры Силюкова.
- «Собираемся на майские покататься по Товтрам. Поедешь?»
- «…Слушай, а как все-таки классно было там…На Мадагаскаре. Сейчас все как во сне. Как другой какой-то мир. Не верится даже, что совсем недавно мы там были и все это было с нами…
Макс! Ну представь себе, если бы все было гладко и просто, что бы мы запомнили?! 
Товтры говоришь? Куда-нибудь! На волю, в пампасы! Прочь от забот и проблем!...» 

Предыдущие статьи
social-icon
Loading...